Главная / В семейном кругу / Личные склонности Николая как человека

Личные склонности Николая как человека

Император Николай II и императрица Александра Фёдоровна. Костюмированный бал 1903 года.

Император Николай II и императрица Александра Фёдоровна. Костюмированный бал 1903 года.

Вера императора, по сравнению с религиозной одержимостью Александры Федоровны, была гораздо более спокойной, без ее экзальтации. Она естественно сочеталась в Николае с неизменной приверженностью всему отечественному, к идущим из глубины веков традициям России. Внешним выражением этого было и уже упоминаемое нерасположение его к Петру I, и явное предпочтение наследия Московской Руси. Это предпочтение сказывалось буквально во всем: при Николае в официальной, прежде всего храмовой архитектуре начинает преобладать неорусский стиль, ориентированный на традиции допетровского зодчества, в церемониале двора возрождаются многие архаичные ритуалы, особенно связанные с религией. Возник даже проект смены формы для всех служащих при дворе, от лакеев и поваров до высших чинов, которых предполагалось одеть в старинное русское платье XVII века. От этой идеи пришлось отказаться из-за огромных издержек, требовавшихся на ее осуществление, но тяга императора к традиционной одежде предков проявилась в менее масштабных мероприятиях — костюмированных балах начала ХХ века, последних больших балах при дворе империи.

Известно, что император не любил употребления иностранных слов в государственных документах. «Русский язык так богат, — говорил он начальнику Канцелярии Министерства императорского двора генералу А. А. Мосолову, — что позволяет во всех случаях заменить иностранные выражения русскими. Ни одно слово неславянского происхождения не должно было бы уродовать нашего языка Я подчеркиваю красным карандашом все иностранные слова в докладах. Только министерство иностранных дел совершенно не поддается воздействию и продолжает быть неисправимым».

Та же верность отечественным традициям была характерна и для повседневного быта Николая, его вкусов и привычек, проявляясь подчас даже в мелочах. «Как и его отец, император Александр III, — вспоминал флигель-адъютант А. А. Мордвинов, — Государь Николай Александрович не любил стеснявшей его движения одежды и предпочитал в домашней жизни старую, поношенную, подвергавшуюся из-за этого частым починкам. Являвшихся к нему лиц он принимал в своем кабинете также одетый совершенно просто: или в серой тужурке, или, иногда, в шелковой малиновой рубашке стрелков императорской фамилии, которую он очень любил, потому что она была не только удобна, но и национально-русская. В дни войны он неизменно носил очень некрасивую, защитную, из грубого, толстого солдатского сукна рубашку и такую же солдатскую шинель».

Скромный и непритязательный, как, впрочем, и остальные члены его семьи, Николай был очень умерен и в еде и также предпочитал простые русские блюда всевозможным деликатесам — изысканные кулинарные шедевры подавались только на официальных придворных обедах и торжествах.

Leave a Reply