Главная / Царствование / Участие иностранного капитала в экономике Российской империи и его влияние на торгово-промышленное развитие Западно-Сибирского региона в конце XIX – начале XX вв.

Участие иностранного капитала в экономике Российской империи и его влияние на торгово-промышленное развитие Западно-Сибирского региона в конце XIX – начале XX вв.

         В основе промышленного развития России во второй половине XIX века лежала деятельность как отечественного, так и иностранного капитала. Политика протекционизма привела не только к уменьшению импорта товаров, но и к увеличению притока финансов из-за границы. Уже Рейберн М.Х., бывший министром финансов в 1862 – 1878 годах, предпринял ряд мер, результатом которых стали значительные поступления иностранного капитала в страну. В 1869 году в Лондоне была зарегистрирована первая иностранная компания для эксплуатации промышленных предприятий в России – «New Russia Company».

         В дальнейшем министры финансов последовательно проводили политику своего предшественника на привлечение иностранных инвестиций в Российскую империю, создавая для этого все условия. Министр финансов в 1887 – 1892 годах Вышнеградский И.А. указывал: «Привлечение иностранных капиталов представляется одним из необходимых условий для развития отечественной промышленности, внося усовершенствования в различные отрасли производства и способствуя распространению в рабочем населении полезных технических знаний, без которых многие отрасли фабрично-заводской деятельности остались бы для нас малодоступными». Особое внимание уделял вопросу иностранных инвестиций в российской экономике Витте С.Ю. (министр финансов в 1892 – 1903 годах). Министерство финансов стояло за свободный приток капиталов, что встретило противодействие ряда крупных сановников. Вопрос о роли и влиянии иностранного капитала в отечественной экономике вызвал острую дискуссию экономистов в середине 1890-х годов. Сторонники промышленного развития России (Витте С.Ю., Менделеев Д.И., Озеров И.Х.) считали иностранный капитал важным фактором роста производительных сил страны. Их оппоненты (Зак С.С., Шарапов С.Ф.) отрицали положительное воздействие иностранного предпринимательства, отражая взгляды помещиков и некоторых теоретиков народничества.

Государство создавало благоприятные условия для функционирования иностранного капитала в России. Однако, привлекая иностранный капитал в страну, правительство в то же время стремилось создать такую законодательную базу для иностранных инвестиций, которая не позволила бы иностранному капиталу занять ведущие позиции в экономике. В последней трети XIX века государственная политика в отношении иностранного предпринимательства приобретает все более дифференцированный характер. В базовых отраслях промышленности, не получивших достаточного развития в предыдущий период и остро нуждающихся в оборотном капитале, иностранным инвесторам предоставлялись привилегии.

В российской жизни существовало несколько стимулов, которые активизировали инвестиционную активность иностранных предпринимателей в России. Во-первых, в 1877 году российское правительство ввело «золотые пошлины». Отныне таможенные пошлины взимались по прежним ставкам, но в золотой валюте. При низком курсе бумажного рубля это дало пятидесятипроцентное увеличение ставок. Этот шаг российского правительства вынудил французских поставщиков стали и чугуна создать ряд акционерных компаний, целью которых было инвестирование переоборудования и строительства российских металлообрабатывающих заводов. Эта же таможенная политика положила начало производственной деятельности в России немецких химических компаний. Во-вторых, отсутствие конкуренции со стороны импортных товаров давало возможность быстрой и выгодной реализации продукции, что вело к более высокой, чем на Западе, норме прибыли в промышленности, делая производство в России привлекательным для иностранного инвестирования. В-третьих, повышение рентабельности капиталовложений в России давало и наличие относительно дешевой рабочей силы. Следует также учесть, что размещение производственных мощностей в непосредственной близости от рынка сбыта давало возможности ускоренного реагирования на его изменения и лучшего учета его специфических особенностей, а также сокращало транспортные и ликвидировало таможенные расходы.

Прежде всего иностранные инвестиции направлялись в сферу обращения, в железнодорожное строительство и банки. Иностранные предприниматели вывозили сырье и продукты, ввозили машины, оборудование, бытовую технику и другие товары народного потребления. Русское правительство относилось сдержанно к преобладанию зарубежных фирм в области внешней торговли. Это было связано с общей слабостью внешней торговли России в это время. В российском экспорте преобладали сырье и полуфабрикаты. Лишь с 1890-х годов началось вложение иностранных капиталов в сферы промышленного производства и городского транспорта. В нем стали участвовать иностранные банки. Нужно отметить, что русское правительство держало иностранные промышленные предприятия под жестким контролем и даже делало энергичные попытки передавать их в руки российских подданных. Ощущая поддержку государства, российские предприниматели активно отстаивали свои позиции, зачастую даже устанавливая контроль над компаниями, учрежденными иностранными инвесторами. Так, в 1911 году золотодобывающая компания «Лена Голдфилдс», созданная английскими предпринимателями, перешла под контроль российских акционеров.

Иностранный капитал играл значительную роль в развитии российской промышленности, но не решающую. По мнению О. Платонова, общий объем зарубежных вложений в промышленность составлял не более 9 – 14 % всех промышленных капиталов. [1] Эта цифра не превышает аналогичных показателей основных западноевропейских стран и свидетельствует о включении Российской империи в сферу действия общемировой тенденции интернационализации капитала. Хотя нужно признать, что оценка удельного веса иностранных инвестиций в русской промышленности неоднозначна. В свое время П.В. Оль писал, что в период с 1880-го по 1913 год капиталы иностранного происхождения составляли около 50% всех вложенных в промышленность России. [2] Однако известно, что на начало XX века доля иностранных предпринимателей среди владельцев торговых домов составляла лишь 11,3 %.

Иностранный капитал поступал в страну в виде непосредственных капиталовложений в форме государственных займов и через продажу ценных бумаг на фондовом рынке Европы. Российское правительство сумело создать репутацию надежного заемщика, который действует на рынке аккуратно, не злоупотребляя своим государственным статусом. Однако под иностранным предпринимательством следует понимать не только вложение денежных средств. На наш взгляд, стоит учитывать экспорт средств производства и деятельность иностранных специалистов в России. В качестве иностранцев-предпринимателей должны рассматриваться все, кто привез свой капитал, коммерческие и технические знания, а не только те, кто прибыл сюда как представитель зарубежной фирмы, и чьи коммерческие интересы и дальше определялись из-за границы.

Иностранцы, переселившиеся в Россию, стали одним из источников формирования предпринимательских слоёв населения страны. Выходцы, как правило, из Западной Европы, не порывая своих связей с родиной, все больше срастались с русской средой. Процесс русификации стал главной особенностью иностранного предпринимательства в России. Он шел достаточно быстро. В большинстве случаев иностранные предприниматели обрусели, некоторые были связаны семейными узами с русским купечеством. Часть из них приняла русское подданство (зачастую это было продиктовано интересами дела) и в отдельных случаях – православную веру.

Иностранные предприниматели охотно шли на сотрудничество с российскими деловыми кругами. Это давало возможность установить связи в правительственных сферах, избежать ошибок из-за незнания местных особенностей. По Дж. Маккею, после 1885 года можно выделить три вида иностранного предпринимательства в России: 1) крупные западноевропейские фирмы, открывшие свои отделения в России; 2) предприниматели, подолгу живущие в России и сами принимавшие участие в хозяйственных начинаниях (например Ж. Гужон); 3) группа предпринимателей, представлявшая интересы крупных компаний, объединившихся вокруг крупного предпринимателя, банка или иностранного промышленного центра.

С начала XX века наблюдается неуклонный рост численности иностранных компаний. Если в период с 1869-го по 1896 год в России было зарегистрировано 71 иностранное предприятие, то к началу XX века, по официальным данным, в стране насчитывалось 136 предприятий, созданных иностранными предпринимателями. К 1914 году в Российской империи их действовало свыше 300. При этом 170 из них было учреждено в период с 1901-го по 1913 год. [3] Активную роль иностранные инвесторы играли в деятельности 1 232 совместных предприятий.

С 1900 года наиболее выгодной формой участия иностранного капитала в российской экономике стали смешанные компании. В начале XX века свыше 80% иностранного капитала было направлено в совместные предприятия, учрежденные по российскому уставу. Состав владельцев был разнообразен: собственники личных, неакционированных предприятий в торговле, горном деле и других отраслях; пайщики, владевшие неакционированными компаниями, чисто иностранные и смешанные с русскими; учредители акционерных обществ, как отдельные инвесторы, так и участники иностранных фирм и банков. В результате сотрудничества иностранных и отечественных предпринимателей возникли международные производственные комплексы, такие, как Русско-Азиатская корпорация, Международный российский синдикат. За 20 лет функционирования частных иностранных инвестиций в экономике России определилась тенденция к их растворению в отечественных капиталах и замедлившийся приток иностранных инвестиций начал принимать обезличенную форму.

Иностранные инвесторы по большей части не строили в России новых предприятий, а вкладывали средства в уже существующие. Технологический уровень вновь создаваемых иностранными инвесторами предприятий соответствовал современному уровню производства и отражал технологическое лидерство стран-инвесторов в тех или иных отраслях. Это, несомненно, повышало общий технологический потенциал российской промышленности.

Нужно учитывать и тот факт, что иностранные банки, финансирующие промышленность России, не только не были связаны между собой, но зачастую жестко конкурировали. Как нечто единое иностранный капитал в России никогда не фигурировал. Были отдельные группы инвесторов, интересы которых довольно редко совпадали. Следовательно, инвестировались разные отрасли промышленности. С 1880-х годов на российские просторы все более энергично начинает проникать французский и бельгийский капитал. Особенно активно он участвовал в развитии южнорусской сталелитейной и угольной промышленности. Британские инвесторы концентрировали свое внимание на текстильной промышленности. Заметную роль они сыграли в разработке нефтяных месторождений Кавказа. Немецкий капитал занимался в России созданием электрической и химической отраслей промышленности. Однако, не ограничиваясь ими, действовал в сфере машиностроения, угольной и сталелитейной промышленности. Иностранные банки предпочитали вкладывать капитал в крупные предприятия и прямо способствовали созданию монополий, объединению и укрупнению банков.

Среди иностранных предпринимателей наблюдались определенные различия в выборе сфер приложения капитала. Так, бельгийские инвестиции шли в основном в горнометаллургическую промышленность, машиностроение, металлообработку и городской транспорт. Английский капитал шел преимущественно в добывающие отрасли. Особое внимание уделялось добыче нефти и золота. Французские инвесторы занимали лидирующие позиции в производстве цемента, добыче и выплавке меди, в предприятиях водоснабжения и канализации. С конца XIX века начинает проявляться ярко выраженный интерес иностранного капитала к банковскому делу. Помимо участия в учреждении российских банков, иностранный банковский капитал стремится открыть в России филиалы европейских банков. Однако правительство этому воспрепятствовало, законодательно запретив открытие филиалов иностранных банков на территории Российской империи. Доля иностранного капитала в 1914 году составляла 42,6 % совокупного основного капитала 18 главных акционерных банков России.

В 1902 году С.Ю. Витте указывал на необходимость решения экономических и политических задач для развития Сибирского региона. На освоение Сибири, которое потребует огромных затрат, он предлагал направить не только средства отечественного капитала, но и активно привлекать в сибирскую экономику иностранные инвестиции. Однако до середины 1890-х годов случаи иностранного предпринимательства в Сибири были немногочисленны. В составе сибирских предпринимателей иностранцы составляли менее 2%. Как правило, иностранные предприниматели быстро русифицировались. До проведения железной дороги иностранный капитал не играл большой роли в экономической жизни Сибири, в том числе и в обрабатывающей промышленности, здесь вели свои дела 8 предпринимателей-промышленников, имеющих иностранное подданство. Сумма производства предприятий, принадлежащих иностранцам, составляла 179 000 рублей (1 % от общих сибирских показателей). На них работало 217 рабочих (2,5 %). [4]

В 1868 году в Тюмени великобританским подданным Г.Э.Вардроппером был основан чугунолитейный завод. На нем работало 100 рабочих, давая продукции на 45 тыс. рублей в год. Ассортимент продукции завода включал паровые машины и запчасти к ним, пожарные машины. Позднее был учрежден торговый дом «Братья Вардроппер» с основным капиталом в 60 тыс. рублей. Помимо Вардроппера учредителями товарищества стали английские подданные Р. Джемсович, А. и Я. Джеймсы. Сфера деятельности была расширена за счет торговли и пароходства. Здесь же, в Тюмени, находился другой чугунолитейный завод, основанный в 1863 году великобританским подданным Е.Э. Гуллетом. В 1865 году на заводе были открыты чугунолитейный и меделитейный цеха и паровая кузница. На нем производились паровые машины разных систем, мелкие металлические изделия, осуществлялся ремонт машин местных пароходовладельцев, велась сборка пароходов и барж, изготавливалось оборудование для мельниц, приисков, винокуренных и лесопильных заводов. В 1872 году на заводе работало 160 рабочих. [5] В 1895 году Тюменская почтово-телеграфная контора решила разместить заказ на производство кронштейнов для строительства телеграфной линии. Предложения были отправлены на крупные тюменские механические заводы – Жабынский и Гуллета. В результате конкурса начальник конторы посчитал наиболее выгодным размещение заказа на предприятии Гуллета. Владелец не только согласился выполнить заказ в необходимый срок (2 месяца), но и пошел на уступку в цене. Общая сумма заказа на производство 260 пудов кронштейнов составила 1 040 рублей. [6] До 1870 года на заводе Гуллета строились практически все сибирские пароходы. Предприятие занималось также профессиональной подготовкой наладчиков выпускаемого им оборудования.

После открытия движения на Транссибирской железнодорожной магистрали деятельность иностранных инвесторов стала более активной. Сибирь была привлекательна для иностранных предпринимателей по целому ряду причин: возможность извлечения высоких прибылей при неполной экономической освоенности региона и относительно слабой конкуренции; недостаток капитала отечественного происхождения; состояние свободной торговли на Дальнем Востоке; длительное отсутствие современной капиталистической организации в промышленности и сельском хозяйстве региона; льготы и привилегии правительства.

Иностранными предпринимателями в Сибири использовались все возможные формы деятельности: организация иностранных и смешанных (совместных) торговых и промышленных предприятий; открытие филиалов предприятий, расположенных в Европейской России; вывоз сырья и продуктов; ввоз машин, оборудования, бытовых и других товаров. [7] Иностранные компании интенсивно учреждали свои представительства, конторы, агентства, как в Западной, так и в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке. Представители иностранных фирм активно сотрудничали с местными предпринимателями, используя их опыт, деловые связи и знание местного рынка.

Иностранные вложения направлялись в сферу торговли (скупка сельскохозяйственной продукции и продажа сельскохозяйственных машин) и промышленное производство, главным образом в предприятия горнодобывающей промышленности, в морские промыслы на Дальнем Востоке, а также в строительство железных дорог. Нужно отметить, что деятельность иностранцев в Сибири носила диверсификационный характер. Предпринимательская активность одного и того же предприятия или лица часто распространялась на различные отрасли экономики.

Внутренняя и ввозная торговля была почти полностью сосредоточена в руках местных предпринимателей. Но в торговле группой товаров (керосин, оборудование маслодельных заводов, вентиляционное и отопительное оборудование, телефонные аппараты, земледельческие машины, электрооборудование, швейные машины и так далее), которые появились на сибирском рынке только в начале XX века, ведущие позиции были заняты фирмами Европейской России и иностранными компаниями. Среди них в первую очередь нужно отметить успешную деятельность «Сибирской компании», «Зингер и К°», «Столь и К°». Что касается отпускной торговли, то здесь в руках иностранных фирм оказались в первую очередь скупка и вывоз сливочного масла, дичи, яиц. Только в одном Кургане в 1909 году скупкой и отправкой за границу сливочного масла занималось двенадцать, дичи – две, яиц – пять, семян – две фирмы. [8] Остальной товар покидал губернию по инициативе местных предпринимателей.

Сбытом сибирского масла и поставками оборудования для маслодельных заводов занималось более 20 фирм, преимущественно датских, английских и немецких. Только «Сибирская компания» имела в Сибири около 40 отделений. Иностранные фирмы сбывали в Сибири основную часть сельскохозяйственных машин, из которых примерно половина приходилась на долю американской «Международной компании жатвенных машин» с основным капиталом в 120 млн рублей, входившую в финансовую группу Моргана. Она имела в Сибири около 50 складов, свыше 500 комиссионеров и агентов по сбыту. [9]

Ярче всего проявилось присутствие иностранного капитала в Тобольской губернии в организации торговли маслом. Постройка железной дороги способствовала тому, что из вспомогательного занятия сельскохозяйственной жизни края маслодельное производство превратилось в крупную отрасль промышленности региона. Если в 1894 году из Тобольской губернии было вывезено всего 400 пудов сливочного масла, то в 1901 году вывоз масла достиг 1 593 749 пудов. Девяносто процентов масла, произведенного в Сибири, шло на вывоз. Тобольская губерния была одним из двух маслодельных центров Сибири. Первоначально инициатива экспорта сибирского масла принадлежала иностранному капиталу. Первым этой деятельностью занялся датский капитал. В 1896 году в Кургане открылась контора датской фирмы «Полизен». Затем, в 1897 году, открылась контора Корха, представителя датской фирмы «Эсман» (Эксман). А затем в Сибири началась так называемая «масляная горячка». Почти вся экспортная торговля маслом в Тобольской губернии сосредоточилась в Кургане. В 1904 г оду в городе действовало 25 маслоторговых фирм. Среди них преобладали фирмы иностранных предпринимателей, таких, как Брюль и Тегерсен, «Сибирская компания», Фиент Г.Г. и другие.

Экспортные конторы принимали масло по заранее установленной цене. Определялась она в начале года на весь год вперед или на 9 месяцев и не менялась в течение этого периода вне зависимости от рыночных цен на масло. Деньги сдатчикам выплачивались либо наличными, либо переводились на счет в отделение Сибирского торгового банка каждую неделю. Средняя цена, по которой принималось масло, составляла 8 рублей за пуд. [10] Экспортная цена пуда масла достигала в среднем 15 – 16 рублей. Существенная разница между закупочной ценой и ценой реализации давала высокий процент прибыли, делая торговлю маслом весьма рентабельным делом.

По неофициальным данным, со станции Курган было отправлено сливочного масла в 1910 году 915 тыс. пудов, в 1911-м – 781 тыс. пудов, в 1912 году – 811 тыс. пудов. [11] Вывоз масла за пределы Сибири приносил 64% дохода от всего сибирского вывоза. Основная масса экспорта шла на рынки Англии, Германии, Дании.

Однако экспортные конторы занимались не только скупкой готовой продукции. Они открывали кредит маслоделам на приобретение необходимых для производства машин и оборудования, упаковочных материалов. Первым открыла кредит контора Мерка, представителя санкт-петербургской фирмы Паллизена, в 1896 году. Непременным условием получения беспроцентного кредита была сдача всего выработанного масла данной конторе. Долг погашался постепенно из расчета 1 рубль с каждого пуда масла. Некоторые экспортные конторы дополнили свою торговую деятельность и производственной. Так, известная контора датской фирмы «Паллизен и К°» открыла 20 маслоделен в Курганском и Тюкалинском уездах. [12]

Ещё одной важной статьёй вывоза было мясо, которое пользовалось особым спросом в Москве и Санкт-Петербурге. Вывоз его неуклонно рос. При этом при отсутствии в Тобольской губернии до XX века мясоперерабатывающей промышленности широко практиковался вывоз мяса в живом весе. Сибирская свинина поставлялась и на мировой рынок. Разрешение ввоза русского скота и мяса в Германию не распространялось на Сибирь, что ограничивало экспортные поставки отправкой солонины и бекона в Германию и Англию. Следует отметить, что спрос на них был постоянен настолько, что местные предприниматели пошли на вложение капитала в промышленное производство бекона. В Кургане оно получило быстрое развитие с открытием экспортной свинобойни товарищества «Брюль и Тегерсен» в 1908 году. В 1911 году здесь открылось второе экспортное мясоперерабатывающее предприятие, принадлежащее товариществу «Юнион».

В 1910-х годах в сферу интересов иностранных инвесторов вошли судоходный транспорт и банковское дело. К 1910 году Сибирь была покрыта довольно густой сетью финансовых учреждений, основу которой составляли отделения коммерческих банков. Более чем 44% (102 млн рублей из 230) основного капитала акционерных банков, действующих в Сибири, принадлежало иностранному капиталу. Среди них Сибирский торговый, Русско-Азиатский, Русский для внешней торговли, Торгово-Промышленный и Петербургский международный банки. Немецкий капитал занимал первое место по сумме акционерного капитала – 48 млн рублей, второе место французский – 44 млн рублей, третье место английский – 10 млн рублей. [13] Главным в деятельности коммерческих банков до 1907 года было финансирование главным образом крупных торговых предприятий городов. [14] Коммерческие банки играли основную роль в накоплении денежных средств по сравнению с обществами взаимного кредита, городскими банками и Государственным банком.

В 1914 – 1917 годах в речное судоходство Обь-Иртышского бассейна интенсивно вторгается иностранный монополистический капитал. Наиболее яркой фигурой в этой отрасли был Ионас Лид, являвшийся представителем действовавшего в Лондоне «Синдиката по изучению особенностей и потребностей сибирского рынка». По заданию этого торгового объединения он прибыл в 1910 году в Красноярск, изучил рынок, отправил в Западную Европу образцы сибирских товаров, а в Красноярске организовал рекламную выставку английских товаров. По пути в Петербург Лид познакомился с состоянием речного судоходства на Енисее, Оби, Иртыше. В 1912 году Лид стал директором-распорядителем англо-норвежской компании «Сибирское акционерное общество пароходства, промышленности и торговли», капитал которого составлял 225 тыс. фунтов стерлингов. Фирма поддерживала связь между Сибирью и норвежскими портами, активно участвуя в перевозках русского экспортного зерна. В 1913 году Лид провел несколько встреч с представителями семьи Корниловых, рассчитывая выкупить их акции. Но по законам Российской империи иностранцы были лишены права владеть контрольным пакетом акций судоходных компаний. Поэтому в 1914 году он принимает российское подданство. К 1917 году Лид контролировал речные подходы к Северному морскому пути, установил тесные финансовые связи с американскими бизнесменами, ему принадлежало более 50% акций треста «Товарпар».

С началом Первой мировой войны деятельность иностранных предпринимателей в Сибири, как и во всей России, была ограничена. С 1915 года правительство начинает ликвидационную политику в отношении предприятий, принадлежащих германским, австрийским, венгерским и турецким подданным. Однако из 611 акционерных обществ, в которых был обнаружен германский или австрийский капитал, решению о ликвидации подлежали только 96. Фактически же было ликвидировано только 23 промышленных и 7 торговых предприятий. [15]

Заметим также, что инициатива иностранных капиталистов зачастую определялась деятельностью многих российских предпринимателей, а в целом ряде случаев она предопределяла основные направления активности зарубежных дельцов. Начальная, самая черновая и трудная работа по формированию крупных предприятий в новых отраслях, связанных с риском убыточности, пришлась на долю русских капиталистов. Иностранный капитал устремлялся в эти отрасли тогда, когда прибыли были во многом уже гарантированы соответствующей экономической политикой правительства и большой предшествующей работой, проделанной русскими предпринимателями. Приток иностранного капитала сопровождался процессом сращивания его с отечественным капиталом, создавая тем самым предпосылки включения Российской империи в мировую экономическую систему.

Литература

1. 1000 лет русского предпринимательства. Энциклопедия купеческих родов. М., 1995. – С.31.
2. Клаус Хеллер. Отечественное и иностранное предпринимательство в России XIX – начала XX века // Отечественная история. 1998. – № 4. – С. 55.
3. Отечественная история: энциклопедия: В 5 т.: т. 2. Москва, Большая Российская энциклопедия, 1996. – С.356.
4. Рабинович Г.Х. Обрабатывающая промышленность Сибири и Дальнего Востока накануне проведения Транссибирской железнодорожной магистрали // Вопросы истории Сибири. Вып. 5. Томск, 1970. – С. 109. Эти цифры не включают показатели по механическим заведениям Вардроппера и Гуллета в Тюмени.
5. Юшков И.И. Краткий очерк промышленности и торговли в Тобольской губернии. 1876. б/м, б/г. – С.6.
6. ГАТО. Ф. И-64. – Оп. 1. – Д. 2. – Л.123, 126-128, 135.
7. Горюшкин Л.М. Иностранный капитал в Сибири: история и современность // Зарубежные экономические и культурные связи Сибири (XVIII – XX века). Новосибирск, 1995.
8. Адрес-календарь и справочная книга торгово-промышленных фирм города Кургана и его уезда Тобольской губернии. Курган, 1909. – С. 105-118.
9. Горюшкин Л.М. Иностранный капитал в Сибири: история и современность.
10. Мурашкинцев А. О производстве и сбыте экспортного масла в Западной Сибири. Отчет по командировке в Тобольскую губернию. СПб., 1902. – С. 9.
11. Отчет о деятельности Курганской биржи за 1912 год. – С. 3.
12. Звездин Л. Краткий очерк возникновения и развития в Тобольской губернии маслоделия // Сибирский торгово-промышленный календарь на 1911 год. Отд.VI. – С.49.
13. Горюшкин Л.М. Иностранный капитал в Сибири: история и современность.
14. Юшков И.И. Краткий очерк промышленности и торговли в Тобольской губернии. – С. 9
15. Поткина И.В. Законодательное регулирование предпринимательской деятельности иностранцев в России. 1861 – 1916 годы // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России. М., 1997. – С.30.

Л.В. Васильева, к.и.н., Тюменский государственный нефтегазовый университет
Источник: Журнал Администрации Тюменской области «Налоги. Инвестиции. Капитал»

Leave a Reply